• Гость, Мы проводим небольшой творческий конкурс на лучшую историю, связанную с казино. Просто поделитесь ею с нами и выиграйте халявный промокод!
  • Еженедельные призы на Telegtam-канале https://t.me/Casinoz. Получай халяву каждый день, не напрягаясь.

История онлайн-покера (2004-2006). Часть 5

CasinoUpdate

Активный
История о быстром заработке, злобных зверях и сломанных мышках.


Глава Четвертая — Начало Тусовки (2004-2006)


15.


Однажды в полдень 2004 года, зазвонила моя раскладная Motorola и я ответил на звонок, изменивший мою жизнь.

На связи были Рич Корбин с Дэном Гольдманом, вице-президентом маркетингово отдела PokerStars.com. Мы с Дэном были знакомы много лет, вместе мы провели множество бессонных ночей, обмениваясь выигрывая и проигрывая друг у друга фишки за игрой в Пот-лимит Омаха, при этом споря о бурбоне. Дэн и я стали близкими друзьями и развили сильные профессиональные отношения, когда Крис Манимейкер выиграл Мировой Чемпионат по Покеру в 2003 г., тогда он еще считался молодым и перспективным представителем веб-сайта. Дэн был, возможно, третьим самым влиятельным управленцем сайта PokerStars после Исая Шейнберга и его сына Марка Шейнберга, основателей и владельцев компании.


PokerStars горел желанием нанять меня. Там создали новую должность под названием «Директор Коммуникаций». PokerStars повысили предложение PartyPoker на десять процентов, плюс добавили щедрых бонусов для стимула. В одном пункте говорилось, что в случае если PokerStars переплюнет PartyPoker как сайт #1 по игре в покер, то я получу дополнительные $100 тыс. Также ходили слухи о том, что PokerStars может в итоге стать общедоступным, коем вскоре стал PartyPoker, и, в таком случае, многие директора, скорее всего, разжились бы семизначными цифрами. Это был реальный шанс стать мультимиллионером, занимаясь любимым делом. Мне пришлось ущипнуть себя, чтобы поверить в свою удачу.

Х.Л. Менкен как-то сказал «когда кто-то говорит, что дело не в деньгах — дело в деньгах».


Что ж, дело было не в деньгах.


Не смотря на все финансовые перки, щедрое предложение PokerStars было не основной причиной начать работать на них. Все дело было в том, чтобы получить возможность быть услышанным. Все дело было в доступе к самой верхушке. Все дело было в месте за столом. Все дело было в более чем реальной возможности повлиять на индустрию и добиться перемен в многомиллиардной компании. Все дело было в возможности попасть в «большую игру».


Все в покере говорят о «большой игре». Под этой фразой обычно подразумевают кэш-игру с заоблачными ставками, происходящую в месте вроде Арии или Макао. В 2004 г. крупнейшая покер-игра проходила не за зеленым войлочным столом. Крупнейшая игра проходила среди скрытых стен дата-центров, снабженных инновационным игровым обеспечением и удовлетворительными системами хранения. В большую игру играли через волоконно-оптический кабель, несущий в себе многие килобайты в миллисекунду.


Неоспоримым Голиафом в этой новой игре был PartyPoker, к середине 2004 г. сумевший значительно обогнать ParadisePoker и фактически ставший эквивалентом Кока-Колы и Пепси вместе взятых в индустрии онлайн-покера. PokerStars занимал втрое место, и все равно значительно уступал. Другие сайты побирались в попытках увеличить свою долю на рынке, в частности Full Tilt, UltimateBet, Absolute, BoDog, DoylesRoom, 888Poker, и другие. Бешенство сайтов пускали деньги на ветер в попытках переплюнуть друг друга. Между 2004 и 2006 каждый везунчик, выигравший крупный турнир по покеру, показанный по ТВ, в итоге подписывал контракт. Каждая третисортная Голливудская знаменитость, на которую не обращали внимания студии, поддерживала тот или иной сайт онлайн-покера. Онлайн-покер перестал быть Диким Западом. Он стал местом Золотой Лихорадки.


Я принял окончательное решение и выбрал свою команду для большой игры.


Я принял предложение PokerStars и принялся за работу немедленно.


Но дело было не в деньгах.


*****


16.


Уйти из Horseshoe и присоединится к PokerStars было подобно прыгнув из сковородки в пламя.


PokerStars рос так быстро, что никто не мог поспевать. Приблизительно в тоже время, когда начал работать на них, там было, может быть, 60 работников на полную ставку, находящихся в разных частях мира, и половина из ни занимались техподдержкой. Исай проживал в Ричмонд Хилл, пригороде Торонто. Марк жил в Лондоне. Дэн жил в Лос-Анджелесе. Рич жил в Денвере. Терренс Чан, нанятый для наблюдения за техподдержкой, жил в Ванкувере. Томас Ку также состоял в команде поддержки и проживал в Коста Рике. Джо Версачи, занимавшийся маркетингом, жил в Огайо. Ли Джонс, нанятый где-то в тоже время, назначенный пит-боссом, жил в области Залива Сан-Франциско. Я был единственным сотрудником PokerStar, живущим в Лас-Вегасе. Позже PokerStars расположил свои офисы на Острове Мэн. Но в первые годы многие сотрудники работали у себя дома.


Изначально, большая часть персонала PokerStars были Американцами или Канадцами. Все потому что большинство игроков/клиентов были жителями Северной Америки. Мы ни в коем случае не хотели, чтобы вся операция походила на какой-то Филиппинский колл-центр. Это постепенно изменилось в течение середины 2000-х в результате непредвиденных легальных препятствий и резкого скачка европейского рынка покера, в итоге превзошедшего трафик США и Канады. В течение пяти лет PokerStars из сплоченной кибер-конфедерации близких друзей и коллег, объединенных единой целью и общей миссией во, в большинстве своем, расположенную в Европе интернациональную компанию. Но погодите. Виноват. Сильно забежал вперед.


Каждую неделю начинался какой-то новый проект. Каждый день был приключением. Эта крутизна было абсолютно преднамеренной, разработанной под влиянием загадочного человека сверху.


Однажды, чем скорее, тем лучше, люди, связанные с покером осознают и получше поймут монументальный вклад в развитие игры, сделанный Исаем Шейнбергом. Его личные амбиции, его стиль управления, его внимание к даже самой абсурдной мелкой детали должно войти в учебную программу Уортона или Лондонской Школы Бизнеса. Совмещая свой опыт в компьютерах и хай-теке со времен работы на канадскую IBM, Исай создал PokerStars в 2001, и до продажи своей компании в 2014, он, казалось, ни разу не брал отгул.


Чтобы иметь лучшее представление об Исае, учтите, что он купил свой семейный дом в Ричмонд Хилл где-то в середине 1980-х, приблизительно в то же время, когда он иммигрировал в Канаду из Израиля. Много лет спустя, после того как Исай вступил в эксклюзивный клуб Миллиардеров, пусть он и стал, быть может раз в 1,000 богаче, Исай все еще жил в том же доме. Исай не хотел привлекать к себе вообще никакого внимания. Мне кажется, что по сей день он не дал ни одного интервью. Большая часть людей в компании ни разу не встречались с ним и не узнали бы его в лицо, постучи он в дверь.


При всем при этом, Исая не был излишне скромным, также не было каких-либо строгих бюджетных ограничений на PokerStars. Напротив, Исая был щедрым, почти слишком. Некоторые из ранних, работавших с ним над дизайном и занимавшихся предварительным бета-тестированием были награждены шести и семизначными цифрами. Многие сделки были заключены старомодным путем - рукопожатиями. Его слово было на вес золота. Исай также пожертвовал внушительные суммы на благотворительность и фонд борьбы с последствиями катастроф, в большинстве случаев в ситуации, не имеющие отношения к азартным играм, покеру или географии. Нужда есть нужда. Поступать по совести значит поступать по совести. Истории среди инсайдеров PokerStars были легендарными.


Возможно, более долгая история будет рассказана однажды.


*****
 
Последнее редактирование модератором:

CasinoUpdate

Активный
Начало оказалось ухабистым.


Мой первый день начался с предварительного звонка, положившего начало дерзкому новому предприятию, которому дано было стать Европейским Покерным Туром (ETP). Мой вводный инструктаж сводился к «Мы думаем о том, чтобы начать новый теле-тур по покеру в Европе и ты нам нужен для звонков.»


Эммм, ну ладно. Как вообще к такому готовятся?


PokerStars был полной противоположностью стандартной работы с 9 до 5. С тем же успехом можно было содрать часы с каждой стены и кинуть наручные в мусорное ведро. День или ночь, что за время было не значило ни хрена. Дэн дал мне указание быть доступным в любую минуту, и поскольку все были раскиданы по разным часовым поясам (Исай был в Торонто, а другим важным игроком проекта был Джон Дути, находившийся в Лондоне, плюс несколько техников из канала Sky UK) выстроить в ряд все фигурки на шахматной доске требовало немалых усилий. Это один из недостатков жизни на Западе, поздний вечер за океаном представляет собой раннее утро здесь. В течение следующих многих лет, я принял немало конференц-звонков, назначенных на 5 утра. По крайней мере, я мог объяснить происходящие время от времени пропуски оправданием «Я не ранняя пташка». Что я усвоил очень быстро, так это то, что теперь я работаю на круглосуточную компанию, работавшую с клиентами по всему миру.


Учитывая мой опыт работы с World Series of Poker, который был очень близок с ESPN, Исай, скорее всего, предположил, что я обладал детальными знаниями в области теле производства, расценок и прочего, что на том момент было не так.

Создание и финансирование Европейского Покерного Турнира имели одну определенную цель, а именно сделать так, чтобы событие попало на телевидение в качестве регулярной программы, способной покрыть весь Европейский континент.


Столбом успеха в бизнесе онлайн-покера стал наш главный соперник PartyPoker. Всего двумя годами ранее, PartyPoker был слабенькой стартап-компанией, которой сулило закрытие и полное забвение, если бы не исключительная рыночная гениальность Майка Секстона, на тот момент, их основного представителя. [ПОПРАВКА: значимая часть заслуги также принадлежит Викранту Баргаве]


У Майка была двойная роль в покере, почти как у меня, и тогда она была довольно распространенной. Он был анонсером Мирового Покерного Тура (WPT). Он также появился в большинстве реклам, выпущенных во время эфира для PartyPoker. Майк в лихой манере сказал другим директорам PartyPoker “Выкупайте все рекламы на ТВ, что только можно! Выкупайте все! Забивайте все места!» Этот мудрый маркетинговый совет может и не казаться столь инновационным в сегодняшнем климате. Но тогда никто не знал, будет ли реклама онлайн-покера успешной. Все могло обернуться крахом. PartyPoker мог потерять миллионы. Я уверен, что Майку заплатили миллионы за его работу с PartyPoker, но сколько бы ему не заплатили, этого было недостаточно. Ему должны были дать суму в четверо больше. Без Майка с его знаниями, сайт мог бы кончить как HighlandPoker или любой другой убогий веб-сайт, который прогорел и отправился на онлайн свалку.


Нельзя переоценить этот аспект, так как на нем держится вся 20-летняя история онлайн-покера. Все, кто смотрел Мировой Покерный Тур, транслирующийся по телевидению и собирающий около миллиона зрителей в неделю, в конечном итоге (возможно даже неизбежно) захотят играть в покер. Они бы зашли бы со своих домашних компьютеров, с легкостью загрузи ли бы игровой софт PartyPoker, и вскоре они бы попали в самую гущу игры, как косяк рыб попадает в сети рыболовного судна.


Вкратце, хоть стратегия Майка Секстона, Мирового Покерного Тура и PartyPoker была негласной, всем нам было дано копировать ее и применить ту же формулу в Европе. Пусть PartyPoker это не очень обрадовало, я полагаю, что есть доля истины в фразе про то, что подражание — лучшее проявление лести.


Зазвонил телефон, началась дискуссия, и затем неожиданно посыпались вопросы…


«Нолан, что вы думаете о рекламных вставках передачи?»


«Нолан, сталкивались ли вы с такими затратами на рекламу пока работали с ESPN?»


«Нолан, стоит ли все аутсорсить, или нанять всех внутри организации?»


Когда кто-то из Sky UK спросил что-то о демографии покера в Европе в сравнении с сетевой дистрибуцией, я начал в недоумении гуглить — что, черт возьми, такое Sky UK?


Это был самый настоящий ступор.


Мой первый день на работе был катастрофой.

К счастью, вскоре все изменилось к лучшему, причем очень быстро. В покере мы называем это рашем.


*****


18.


Работа директором коммуникаций для PokerStars было подобно работы тур-менеджером Rolling Stones на пике из популярности, но с меньшим количеством героина и с большим количеством бухла. Мы жили и играли, и работали, и тусовались как рок-звезды.


Мне работал усерднее чем когда-либо. Но мне также было весело как никогда. Я постоянно путешествовал. У меня были встречи в казино в 2 ночи. Я ни разу не взял больничный, так как не было никаких больничных. Я ни разу не взял отгул и не попросил отпуска, так как не было никаких отгулов или отпусков. Не нужно было спрашивать разрешения. Вообще. Покуда работа выполнилась, а задачей было обогнать PartyPoker, всем было пофиг на твой график или привычки. Это была высшая форма Византийского Либертарианства.


Мы встречались с кинозвездами. Мы тусовались с Майами Хит. Мы были ведущими вечеринки в честь 33-го дня рожденья Шакила О`Нила. Мы заключали сделки с командами НХЛ. Мы спонсировали боксеров. Мы работали с комиками. Мы платили знаменитостям за то, чтобы они носили наши логотипы. Мы ходили на гонки Ле Ман. Мы даже встретились с Дональдом Трампом.


Мы проводили переполненные пресс-конференции в Нью-Йорке, объявляя о новых покерных представителей. Мы попали на обложку Cigar Aficionado. Мы провели пресс-событие в Далласе с игрой в покер для знаменитостей, и на нее пришла половина команда Даллас Мэверикс. У нас был личный бокс на игре Мэверикс, а их владелец Марк Кубан пришел, чтобы встретиться с нами, горя желанием также встретить нового чемпиона по покеру 2004 года, который только подписал крупную сделку с нами.


Про нас даже сняли репортаж для передачи «60 Минут», считающуюся пиком медийного освещения. Передачу смотрело приблизительно 16 миллионов зрителей, что сделало ее, скорее всего, наиболее просматриваемой телевизионной трансляцией, связанной с покером всех времен. Легенда CBS Дэн Ратер все еще работал в качестве одного из корреспондентов. Предположительно, устав от того, чтобы брать интервью у президентов и премьер-министров, Ратер лично попросил назначения (Я позже узнал это во время разговора с ним в студии CBS) и вылетел с другого сюжета, над которым работал в Японии только для того, чтобы взять интервью у Криса Манимейкера и озвучить проект. Сказать, что я имел возможность находиться там, смотреть на то как записывается сюжет «60 Минут» на студии 33, внутри студии на улице 7, долгое время являвшейся местом проведения таких культовых программ, как «CBS Evening News» с Уолтером Кронкайтом в роли ведущего, было, наверное, крутейшей вещью из всех в сумасшедшем круговороте моих впечатлений. Кстати, популярнейшее телешоу, что записывают там, это, пожалуй, «События прошедшей недели с Джоном Оливером».


Неоднократно, я думал про себя: «Не верится, что мне платят за это. Обожаю свою жизнь.»

Зажжённая Исаем и Марком и разожженная Дэном искра новой идеи всегда приветствовалась в любом обсуждении. Мы звонили друг другу и переписывались по электронной почте постоянно. Ни одна идея не считалась недостойной внимания. Ничто не считалось «слишком безумным». Подобное мышление за рамками подталкивало к креативности. Зная, что тебя не засмеют коллеги (и, что еще важнее, руководство) отлично внушало уверенность. Я никогда не учился в бизнес-школе, но если бы я проводил лекцию, то такое отношение открытости было бы в топе моего списка.


PokerStars не был рабочим местом. Он представлял собою культуру. Это был целый менталитет. Пусть это прозвучит надменно и, наверное, взбесит конкурентов, работавших тогда на других сайтах, PokerStars производил гораздо лучший продукт. У нас был лучший игровой интерфейс. У нас была образцовая техподдержка. К примеру, одним строжайшим правилом на PokerStars было — на все обращения клиента, включая подробные жалобы должен быть ответ в течение одного часа. С тысячами игроками по всему земному шару, говоривших на десятках различных языках, постоянно присылавшими вопросы о денежных переводах, операциях и неминуемых штрафах за шулерство или сговор, а также постоянных угрозах шантажа или взлома, я понятия не имею как столько хороших людей, чьи имена не будут названы, могли работать так хорошо, сохраняя при этом высокий уровень профессионализма. Похожим образом, люди, специализировавшиеся в онлайн-безопасности, некоторых из которых я знал задолго до того, как мы работали на PokerStars, были самыми настоящими анонимными чемпионами компании.


Если разобраться как следующим, работа в качестве директора коммуникаций не была тяжелой. Это была шикарная работа. С тем же успехом можно было быть главой PR-отдела Lexus или Apple — многоуважаемых компаний, общепризнанно производящих лучшие продукты. Продавать PokerStars быстрорастущему рынку азартных игр было то же самое, что рекламировать пиво Guinness в Ирландии в День Святого Патрика. В смысле, это же вовсе не трудно!


К 2005 г., мы заключили контракт с тремя предыдущими мира по покеру (Крис Манимейкер — 2003, Грег Реймер — 2004 и Джо Хакем — 2005). Мы собирались подписать еще двух суперзвезд — Дэниела Негреану и Барри Гринштейна. Еще мы устроили ковровую бомбардировку эфира рекламами повсюду. Европейский Покерный Турнир был наготове. А рыночная стоимость PokerStars продолжала расти.


В какой-то момент PartyPoker так сильно опережал всех, что они были потеряны из виду.


Но теперь мы могли видеть их задние фары.


*****
 

CasinoUpdate

Активный
19.

Иногда, верящий в какое-либо дело может поверить еще сильнее, а когда это произойдет, он становится преданным активистом.

Я стал преданным активистом онлайн-покера в середине 2005 г. после благотворительного тура в Вашингтоне, рассчитанного на то, чтобы поддержать легализацию онлайн-покера в Соединенных Штатах.

Тут нужно указать чуть больше предыстории: хотя практически кто угодно может играть в онлайн-покер в США, устаревшие федеральные законы делали из этого запутанную проблему. Сайты онлайн-покера, не могли проводить операции на Американской земле, что считалось бы незаконным игровым бизнесом и быстро закрылось бы. Все крупные сайты азартных онлайн-игр, включая покерные компании, обходившие федеральное вмешательство, базировались вне США. Технически, я даже не был сотрудником PokerStars. Я был консультантом. Некоторые покер-сайты, располагались на Карибских Островах. Другие — в Центральной Америке. Мальта, островное государство в Средиземном Море, стало раем для начинающих бизнесов, связанных с азартными играми. Даже племенные земли в Канаде, в частности территория Канаваке Могавков, стало домом самых самодостаточных и высокоприбыльных серверов. Некоторые недальновидные компании, у многих из которых были сомнительные владельцы, хотели остаться в тени и тихо вести дела. Другие покерные/игровые компании, включая PokerStars, стремились к абсолютной законности и ясности. Они/мы хотели попасть под налоги и регламенты. Поэтому они/мы и помогли создать и частично спонсировать Союз Покерных Игроков (PPA), добивающийся онлайн-легализации и некого Билля о Правах для всех игроков в покер.

Я всегда был политичным человеком. Поэтому это был естественный зов. До переезда в Лас-Вегас, я прожил и проработал больше десятилетия, работая в Вашингтоне, презирая этих тысяч лакеев в шелковых костюмах, подмазывающихся к цепным политиканам и ведущих их к миске с государственными деньгами. Это была похожая ситуация. На этот раз шелковый костюм носил я.

Наша покерная делегация была пестрой компанией. В нее ходили действующий чемпион мира Грег Раймер, которому случилось быть адвокатом, прежде чем получить шанс заработать 5 миллионов; Крис Фергюсон, определенно, одна из самых узнаваемых фигур в игре; Говард Ледерер, который, как и Фергюсон, был крупным акционером Fruit Tilt, и я, играющий менее видную роль за кулисами.

К середине 2005 г. покер был по всему ТВ, особенно на спортивных каналах. Те, кто светился в передачах про покер становились знатоками поп-культуры, с Энди Уорхолом, отсчитывающим, как быстро. Со своей узнаваемой ковбойской шляпой и внешностью Иисуса, Фергюсон ступил на порог Капитолии США, подобно Джону Уэйну, восседающему на коне. Куда бы не пошли, Фергюсона (и Реймер в меньшей степени) узнавали и просили у него автографы. Просьбы дать автограф стали настолько привычными, что они начали носить с собой ручки.

Конгресс — самый настоящий зверюга, чей механизм, смазан крупным контингентом сверхпреданных и идеалистичных молодых людей, в основном, в районе 20 лет, смотрящих в свободное время. Я знаю это, потому что я был таким. Каким-то образом, Союз Покерных Игроков провернул политический переворот года, когда как-то умудрились взять в свое распоряжение целый зал слушаний, расположенный внутри офисного здания Cannon House, что представляет собой некий Таймс Сквер политической недвижимости. Лоббированные группы обычно не допускались в зал слушаний, используемых для официальных дел на территории государственной собственности. Как им удалось это провернуть, остается загадкой по сей день. Реймер, Фергюсон, Ледерер и я — все мы сделали по быстрому заявлению и ответили на вопросы, большинство из них были адресованы Фергюсону и Реймеру, естественно, ведь они были узнаваемыми звездами, которых все хотели видеть и слышать. Событие обернулось шоком. Комната была наполнена 250-300 представителями прессы, работниками конгресса и даже несколькими конгрессменами, такими как со-спонсоры биллей за легализацию онлайн-покера. Пока я был в Вашингтоне, я редко видел, чтобы процессы в комнатах комитета собирали больше пары десятков, и вот мы собрали в десять раз больше. Игроков в покер приветствовали как звезд.

Величайшей иронией (и трагедией) всей истории было лицемерие. Некоторая часть этих молодых рабочих конгресса с блестящими глазами, собравшихся в кабинете, которые не могли дождаться получит автографы и сфотографироваться с Фергюсоном и Реймером, в конечном итоге проделали грязную работу для тех-же законодателей, что ввели Акт о Незаконных Интернет Азартных Играх, ставший внезапным нападением сродни Перл Харбору на нашу индустрию год спустя. В рабочее время, они были порядочными кавалеристами, ведущих кровавый рейд на подавление онлайн-покера. Вне рабочего время многие из этих служащих играли в онлайн-покер на своих компьютерах рядом со своими фото с чемпионами покера в рамках.

Моя решимость готова была перерасти в фанатизм, и я говорю это без преувеличения.

На следующий день после нашей пресс-конференции на Капитолийском Холме Реймер, Фергюсон, Ледерер и я нанесли визит в Мед. Центр Уолтера Рид и дом престарелых для ветеранов, которые оба были расположены на размашистых улицах пригорода Мэриленда. Мы развили довольно близкие контакты с персоналом американской армии во многих странах. Весомый контингент американских военных сил, включая тех, кто активно служили в военных зонах, были заядлыми игроками в онлай-покер. Это нас не удивляло, так как в жизни военного есть немало простоя, и покер был солдатской традицией начиная с Гражданской Войны.

Ничто не могло меня приготовить к интеракциям, свидетелем которым мне было суждено стать. Многие постояльцы и длительные пациенты заведений были ветеранами боевых действий, страдавшие от неописуемых физических деформаций и психологических травм. Некоторые не могли жить и функционировать в обществе. Им нужен был физический и эмоциональный уход. Некоторые были без рук и ног, а в некоторых случаях их лица были взорваны во время боев в ужасающих далеких местах вроде Афганистана и Ирака, две войны которые начались тремя годами ранее и идут полным ходом до сих пор. Это были гордые люди, которые, пусть и были прикованы к инвалидным креслам, в душе все еще стояли. Без исключений, они хотели жить жизнью, относительно подходящей на нормальную. Внешне, они может и выглядели сломленными. Но внутри они оставались сильными и даже энергичными. И многие из тех них, которых мы встретили в тот день были преданными игроками в онлайн-покер, горевшими желанием повстречаться со звездами покера.

Когда мы прибыли, бывшие солдаты постояльцы (многие из которых были в креслах-каталках, некоторые были с костылями, другие отдыхали в искалеченных позициях) встречали нашу делегацию с приветствиями. Жестокая ирония заключалась в том, что мы должны были выказать наше почтение им. Реймер провел часы, обсуждая стратегию покера с ранеными ветеранами. Фергюсон показывал очень крутые фокусы. Ледерер рассказывал истории о том, какого это было играть за миллионы долларов. Герои, свергшие Саддама Хуссейна, оказались такими же, как все остальные, взволнованными при встрече со знаменитыми покеристами.

Солдаты делились своими интересными историями, но не хотели говорить о войне. Их истории были неожиданными и неотрепетированными, и рассказывали многими способами о том, как онлайн-покер помог им восстановится. Ограниченные в медицинских средствах иногда месяцами или даже годами, они получили возможность как следует подумать, посоревноваться с себе подобными и повеселиться. Это был шанс снова почувствовать себя живыми. Никто не знал о том, что игрок под именем Tommy1981 Из Сильвер-Спринга, в штате Мэриленд был покрыт кожными трансплантатами и находился в ожоговом отделении Больницы Уолтера Рида. В онлайн покере нет никаких увечий. Нет никаких инвалидов.

Многие из тех, кого мы встретили, играли низких лимитах в 0.25-0.50 центов. Некоторые играли в турнирах на $5 или $10, где несколько баксов предоставляли множество часов развлечения и удовольствия, с возможностью заработать пару баксов или даже выиграть поездку на какое-то мероприятие. В большинстве своем, эти раненые воины не могли играть в спортивные игры или посещать live-казино, но они могли состязаться в играх по онлайн-покеру и веселиться, как и кто-либо еще, так как это было очень удобно.

И это, дамы и господа, был момент, когда я понял, что работа, которой я занимался на сводилась к одним лишь деньгам, как Х.Л. Менкен цинично подметил почти столетием ранее. Она не сводилась лишь к защите собственных интересов. Работа на PokerStars и становление неустанным сторонником легализации онлайн-покера стало призванием и миссией.
 
Верх Низ